При поддержке Министерства культуры Российской Федерации, правительства Москвы и департамента культуры города Москвы

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ МУЖСКОЙ РОЛИ

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ МУЖСКОЙ РОЛИ - ГУР БЕНТВИЧ («Как сыр в масле»), Израиль

В первый вечер выхода в прокат своего нового фильма режиссер Жури и его боевая подруга (и монтажер фильма) наблюдают за реакцией зрителей в зале – некоторых кинематографист еще и отлавливает на выходе, пытается выспросить их мнение. Для спешащих домой пар кино – приятный способ провести вечер, пока не позвонит няня и не придет время перенимать у нее эстафету. Для режиссера – это восемь лет жизни, кровь и слезы, высокие надежды и разбитые сердца – возможно, в чуть более прямом смысле, чем обычно используют это выражение. Прокатившись до дома в машине ворчливого таксиста, Жури решает добраться до приемного покоя больницы: так начинается его одиссея по ночному городу, в процессе которой кинорежиссер пытается спасти дистрибьюцию фильма, в красках донести до расклейщиков уличных афиш ужасы работы в киноиндустрии, открыть для себя мир диджитал промо, не расстаться с любимой женщиной и собственной жизнью, ответить для себя на вопрос: для чего, собственно, это всё? «Как сыр в масле» – четвертый игровой полнометражный фильм израильского режиссера Гура Бентвича, работа, сделанная одновременно широким мазком – и невероятно личная. Бентвич, снявший пару лет назад документальный фильм о парадоксальной истории своей семьи, снова обращается к практически интимному для себя материалу – он же играет главного героя, а в роли его подруги занята жена и постоянный соавтор Бентвича, Майя Кениг. Впрочем, свой частный опыт Бентвич выводит на универсальный уровень, в том числе с помощью кастинга: в роли таксиста, в машине которого происходит значительная часть действия, тут занят Довер Кошашвили, актер и режиссер, начавший когда-то карьеру с получившей Каннскую ветвь короткометражки «По закону», снявший в США экранизацию чеховской «Дуэли» и в целом – знаковый для израильского киномира автор. Его роль в «Как сыр в масле» вписывается в давнюю кинематографическую интерпретацию водителя такси как проводника в другой мир – в данном случае (и на первый взгляд) мир ночного города, который вдруг оказывается пространством где-то абсурдистским, где-то внезапно показавшим зубы и враждебным. Совершенно уместным в этом контексте выглядит то, что камера Гая Раза более всего отсылает к работе недавно скончавшегося великого оператора Майкла Чэпмена в «Таксисте» Скорсезе. Импрессионистическая симфония большого города, эстетика неон-нуара, броуновское движение тревожно вспыхивающих в темноте ночи огней. Впрочем, это, конечно, комедия, поэтому макабр у Бентвича прежде всего экзистенциальный, персонажи, попадающиеся Жури на пути – трогательные эксцентрики, а мрачный таксист, злорадно цитирующий режиссеру рецензию на его фильм – очевидно прячет под рубашкой ангельские крылья. Киновед Джонатан Розенбаум когда-то отметил, то ли пожурив, то ли отвесив комплимент, что «Таксист» породил в мировом кинематографе моду на «гламурное живописание ада на земле». В своеобразный ад приходится сойти и Жури – но это ад по-режиссерски сложносочиненный, в котором сквозь неон, богинь диджитала в пайетках и горячечные галлюцинации про Рейкьявик постепенно приходит понимание, что ад – это не другие, а прежде всего ты сам. 

Ольга Артемьева